100 Заговоров и приворотов. Сглаз и порча.

Поиск по сайту
 
Найди свой заговор

 

Ваши комментарии

Господин Кот

У народности торайя в Индонезии существует непоколебимая вера в то, что вечного райского блаженства после смерти можно достичь только при условии, что состоится тщательно разработанная погребальная церемония. Это должно быть великолепное, радостное событие, и оно может стоить столько же, сколько хоро-шая свадьба.

В прошлом о смерти знатного члена племени прежде всего сообщалось его домашнему коту. При этом обычно один из членов семьи говорил: «Дорогой господин наш, Кот, твой хозяин умер». Кот пользовался высоким статусом в доме, так как считался хранителем всех домашних ценностей.
Погребальная церемония требовала долгой тщательной подготовки, поэтому тело умершего обычно в это время находилось в специальном ритуальном доме, и о его смерти могли не сообщать членам общины в течение нескольких месяцев». а то и лет. Все это время усопшего называли не мертвым, а только «спящим». Обычай также предусматривал, что душу мертвеца в иной мир должна сопровождать душа буйвола. Число убитых по такому случаю животных определялось социальным положением умершего. Для члена общины, пользовавшегося особым уважением у своего пламени, в жертву приносили по крайней мере не меньше двенадцати буйволов, но бывали и такие похороны, когда убивали до ста животных. Один автор заметил: «Чем больше убивали буйволов, тем большими почестями пользовались все члены семьи усопшего. После первой десятки загубленных животных семья получала в дар один рог, буйвол а, который она хранила перед своим домом как символ особого достоинства». .
Ну а сто лет назад для похорон знатного представителя племени требовалось совершить человеческое жертвоприношение. .
Нужно сказать, что обычай принесения в жертву буйвола уже ушел в прошлое. Теперь вместо этого организуются петушиные и буйволиные бои, на которых зрители делают свои ставки. В течение всей похоронной церемонии, в которой могут принимать участие тысячи людей, которые, судя по всему, напрочь забывают о мертвеце, предаваясь радости и развлечениям. Один очевидец заметил по этому поводу: «Трудно себе представить более счастливые проводы в вечное путешествие».
Такие похороны могли продолжаться несколько дней, в течение которых проводились различные обряды и ритуалы. Когда из дома выносили гроб, клали его на носилки, вся толпа принималась громко распевать песнопения и предлагать пищу и различные свои дары усопшему, чтобы помочь его душе беспрепятственно совершить долгое путешествие на небеса. После этого вместе с гробом участники обходили владения состоятельного члена своего племени. Во время этого обхода гроб то и дело подкидывали в воздух. Это делалось не для смеха. По мнению туземцев, тело нужно все время трясти, чтоб облегчить душе выход из него. Утомительная церемония заканчивалась после того, как гроб, наконец, устанавливали в глубокой погребальной пещере, а вход в нее задвигали большим валуном.
В отличие от других регионов, здесь погребальные «камеры» обычно располагаются высоко в горах. То-райя верят, что, находясь на таком возвышении, дух мертвого сможет без особых усилий забраться на ближайшее пальмовое дерево и оттуда вознестись на небо. Тела погребенных не остаются без присмотра. Торайя обычно делают деревянное изваяние умершего, почти в его рост. Такие деревянные куклы складываются на особой веранде на краю скалы. В глаза им вставляют ракушки, и издалека их можно принять за живых людей, созерцающих лежащий внизу пейзаж. Кукол обычно выстраивают в ряды по десять штук в каждом, и в результате создается впечатление, что они бдят над смертными членами племени, оставшимися там, в деревне.
Ежегодно жители деревни забираются по отвесной скале к этому кладбищу, чтобы доставить статуи своих мертвых соплеменников в прежние дома. Кукол моют, обряжают в новые одежды, а после краткого пребывания дома возвращают на скалу, на прежнее место.
Табу для плакальщиц и плакальщиков
У народности майори, проживающей в Новой Зеландии, существует строжайшее табу для тех, кто так или иначе имел прямой контакт с мертвецом. Оно касается любого человека, прикасавшегося к трупу, помогавшего его нести к могиле или же державшего в руках кости давно умершего. Табу отличалось невероятной строгостью. Такого «нечистого» человека на время отлучали от любых контактов с другими. Он или она должны были порвать все связи с общиной. Считалось, что если такой «зараженный» человек прикасался к другому, то тем самым передавал ему все свое зло. По этой же причине того, кто принимал непосредственное участие в похоронах, не допускали в дом, в котором жили соплеменники.
Такое табу распространялось даже на еду. Существовало поверье, что «нечистый» человек не имел права прикасаться руками к пище. Он, по всеобщему мнению, был заражен и мог стать очень опасным. По обычаю, такой человек ставил свою тарелку с едой на землю и ел с нее, как животное, не касаясь ее руками. Иногда его кормил кто-нибудь другой, поднося ему пищу на вытянутых руках. Но смельчаки, которые отваживались кормить таких людей, сами становились объектами очень неприятных табу.
Так как поголовно все боялись входить в контакт с мужчиной или женщиной, которые находились рядом с трупом или даже прикасались к нему, то почти в каждой деревне был особый слуга, который обращал такой обычай себе на пользу. Он становился профессиональным «кормильцем». Обычно им становился какой-нибудь бедняк, попрошайка, весь в лохмотьях, все тело которого было расписано красной охрой. Он обычно молча сидел в сторонке, подальше от других. Сам он питался дважды в день, съедая выбрасываемую на землю пищу. Ему никогда не позволялось брать еду руками. Только этот человек, больше походивший на призрака, чем на живого, имел привилегию кормить тех, кто временно считался «зараженным» из-за своего контакта с мертвецом. Только он один мог прикасаться на расстоянии вытянутой руки к любому, «кто исполнил свой последний долг и проявил свое уважение и дружеское расположение к умершему».
Когда срок «карантина» истекал, то плакальщик или плакальщица могли вернуться в общину и теперь уже свободно общаться со всеми ее членами. Однако им для этого прежде предстояло выбросить всю одежду и посуду, которой они пользовались до похорон. Однако «кормилец», подающий пищу плакальщикам, уже никогда не смел оставить свою работу и вернуться к нормальной жизни.

Нашёл интересное - поделись с друзьями! 

100 Заговоров рекомендуют

 

Вступай в нашу группу !

 

Заговоры

Сглаз и порча

Приметы

Гадания

Магия

X

 

Разработано совместно с Ext-Joom.com

Рейтинг@Mail.ru